Протезирование груди: вопросы и ответы

Как бы то ни было, грудь всегда была и останется одним из главных критериев женственности. Понятно, что высокий красивый бюст отнюдь не гарантирует уверенности в себе, но число желающих увеличить размер груди растет с каждым годом, как и количество врачей-шарлатанов, готовых на все ради заработка.

Если силиконовые протезы абсолютно безвредны для здоровья женщины, почему споры об их безопасности до сих пор не утихают?

Конечно, идеально иметь большую красивую грудь от природы. Но силикон самый совершенный материал на данный момент времени. Почему был выбран именно силикон? Во-первых, он вязкий и по консистенции максимально напоминает женскую грудь, во-вторых, он инертен, а значит, не вступает во взаимодействие с человеческим организмом. В-третьих, это хорошо изученный и проверенный на практике материал: первая операция с использованием силиконовых протезов была проведена в 1963 году.

Силикон не взрывается в самолетах, не замерзает, не нагревается, не мешает грудному вскармливанию — это все досужие мифы. Однако, в 90-е гг. в США разразился грандиозный скандал. Одна дама обратилась в суд с жалобой на то, что после пластической операции по увеличению бюста в ее груди появилась раковая опухоль. Газеты подняли шум, общественность была возмущена, и даже серьезные исследования не смогли сразу изменить положение дел. Хотя они показали, что опухоль возникла задолго до операции, и ошибка врача состояла исключительно в том, что он согласился ее сделать больной женщине. Жалоба была отклонена, но ажиотаж вокруг силиконовых протезов нарастал.

Следующий иск подала певица, в груди которой образовалась затвердевшая «капсула», — довольно редкое явление, возникающее при использовании любых видов протезов. Риск появления «капсулы» зависит от индивидуальной реакции организма, и в этом случае ошибка врача заключалась лишь в том, что он заранее не предупредил пациентку о возможных последствиях. На этот раз иск на миллион долларов был удовлетворен. Именно после этого случая и началась эра громких судебных процессов против силикона. Чтобы предотвратить спекуляции, правительство США ввело месячный мораторий на использование силикона и провело собственное научное исследование, Было доказано, что силикон не вызывает рака и коллагеноза, с тех пор, к радости многих женщин, применение силиконовых протезов разрешено повсеместно.

Что можно сказать об альтернативных наполнителях — протезах с физраствором и кровезаменителем?

Сначала казалось, что физраствор — просто гениальное решение. Эндопротез, наполненный соленой водой — что может быть проще? Однако, спустя некоторое, время прооперированные дамы обнаруживали «синдром плеска»; от интенсивных спортивных упражнений или при любой другой физической активности их грудь начинала попросту булькать. К тому же, всегда существовала опасность проснуться утром без одной груди, постольку вода могла неожиданно уйти из протеза. Конечно, это не вредно для организма, но сколько раз женщина должна ложиться на операцию? И еще один минус: протез с физраствором на ощупь сильно отличается от женской груди, скорее он напоминает надутый воздухом целлофановый пакетик.

Врачи пошли на хитрость и стали использовать кровезаменитель — воду с большим содержанием сухого остатка. Однако, в отличие от силикона, кровезаменитель — активный, биосовместимый материал и может срастаться с окружающими протез тканями. Удалить такое вещество гораздо сложнее, хотя вода точно также может в один прекрасный момент уйти через трещину в протезе.

Но самое страшное — это даже не физраствор, и не кровезаменитель, а биополимерный гель, который считался когда-то ноу-хау. Инъекции геля позволяют достигнуть желаемого результата без операции за двадцать минут, но что происходит потом. Через некоторое время гель начинает мигрировать по всему телу, и случается, что пациентку можно спасти от заражения крови, только полностью удалив грудь, как при раке молочной железы. Делать подобные инъекции — просто преступно.

На сколько размеров можно увеличить грудь?

Все возможно в рамках разумной гармонии, ведь наша кожа очень хорошо растягивается. Настоящий хирург никогда не будет следовать капризам пациентки, если они противоречат здравому смыслу. Бывает курьезные ситуации, когда женщина хочет все больше и больше объема, вновь и вновь ложится на операционный стол. Ее уже не пугает так называемый «эффект теннисного мяча», когда непропорционально большая грудь провисает настолько, что необходимо делать подтяжку. Поэтому в выборе предельно допустимого объема при увеличении груди надо доверять опыту и профессионализму своего доктора.

В каком возрасте можно делать маммопластику? И что должно ей предшествовать?

Операцию можно делать с восемнадцати лет, когда формирование организма уже подходит к концу. Предварительно необходимо сделать общий анализ крови, анализ на наличие ВИЧ-инфекций, гепатита и т. д. Обязательно проводятся УЗИ молочных желез и маммография, а также при необходимости определенный курс косметологических процедур.

Остаются ли шрамы после маммопластики?

Это зависит от того, где делается надрез. Часто протез вводится под грудь через, так называемые, инфрамаммарные складки. Это вполне безопасный способ, хотя когда женщина загорает, на ее коже все-таки заметны небольшие белые полоски. Лучше использовать подмышечную область, так чтобы, через три месяца после операции след исчезает совсем. Для молодых рожавших женщин есть еще один способ, когда абдоминопластика совмещается с маммопластикой: с живота сначала удаляются растяжки, и почти одновременно через его полость к груди проводятся два небольших туннеля, через которые внутрь попадает силикон.

Говорят, что большинство женщин, сделавших маммопластику, кардинально меняют свой образ жизни. Кто-то выходит замуж, кто-то меняет профессию, для некоторых сделать такую операцию — значит обрести «вторую» молодость.

Какие импланты лучше и безопасней

Все протезы, в принципе, одинаковы. Их оболочки сделаны из одного и того же материла — эластомера. Разница только в содержимом. Из тысячи протезов, которые продаются во всем мире, 900 заполнены силиконом. Силиконовый наполнитель считается самым безопасным, эстетически привлекательным и прочным. Тупые удары имплант легко выдержит. Женщина может заниматься боксом и прыгать на батуте грудью вниз — ничего с ним не случится. Правда, нельзя полностью исключить фабричный дефект.

Есть еще импланты, заполненные физраствором. Они тоже безопасны, но обладают неприятной особенностью булькать внутри оболочки и подтекать. В буквальном смысле этого слова. Причина в том, что, в отличие от имплантов с силиконовым наполнителем, герметичных изначально, физраствор в оболочку имплантов вводится через клапан во время операции. Поэтому их приходится постоянно подкачивать.

Если говорить о имплантах опасных для здоровья, то это импланты, заполненные соевым маслом. Это масло, обладая способностью пропотевать сквозь оболочку, попадает внутрь организма и может провоцировать онкологические заболевания. Такие протезы официально запрещены.

Что касается оболочек имплантов, их существует два вида: гладкие и текстурированные (шершавые). Более безопасные текстурированные. Считается, что гладкие оболочки повышают риск образования фиброзной капсулы вокруг оболочки импланта. Фиброзная капсула — это рубцовая ткань, которая всегда формируется вокруг импланта. Если фиброзная капсула мягкая, эластичная и гладкая, железа не меняет ни своей формы, ни тактильных параметров. Если фиброзное кольцо становится плотным и твердым, то грудь затвердевает и деформируется. Это бывает крайне редко и зависит от особенностей организма и мастерства хирурга, несомненно.

Если он все правильно делает, то риск угрозы минимальный. Но тем не менее, по заявлениям фирм-изготовителей, вероятность появления фиброза составляет 1-1,5%. Конечно, фиброзная капсула — это катастрофа. Все хирурги-пластики крайне этим обеспокоены. Раньше, когда фиброз образовывался на имплантах с гладкой оболочкой, хирурги делали «закрытую капсулотомию». Это выглядит так. Железа сильно сжимается руками, вследствие чего фиброзное кольцо рвется и грудь сразу же становится мягкой. Правда, этот фокус проходит только с гладкими, не текстурированными оболочками. Вокруг текстурированных оболочек фиброзная ткань прорастает так, что порвать ее невозможно. В этом случае делается открытая капсулотомия. Врачи разрезают грудь и эту фиброзную капсулу рассекают. И опять же оказывается, что это не эффективно, потому что фиброз через какое-то время появляется опять. В общем, сейчас, к сожалению, для пациентов, у которых развился фиброз, есть два выхода: либо смириться с тем, что у них большая и твердая грудь, либо убирать имплант. И признать: «Ничего не поделать с тем, что мой организм не переносит эту интервенцию».